На два

Пришло время, и Лавруша с Петрушей покинули отчий дом. Но время пришло не для самостоятельной жизни, а для чумы. Дом стал им уже не отчим, и даже не материным. Он стал пустым. Чума пришла, они ушли. Всё просто. Лавруше тогда было пятнадцать, Петруша был на два года младше.

Лавр и Петр прослыли отчаянными ребятами. Ни один купеческий караван не уходил от их знаменитой банды. Секрет успеха был прост. На самом деле банды было две. И, хотя предводителей было двое, эта двуединая банда всегда действовала слаженно. Два командира, две ударные группы, двойной успех. Лавру тогда было двадцать, а Петру – на два года меньше.

Лавра и Петра поймали и посадили в тюрьму. Казалось бы, самая сильная сторона банды – два атамана, да поймали сразу обоих! Один бы отбил второго, но нет. Вешать их не хотели до того, пока они не расскажут про свой схрон. Но они молчали. Никто из банды не знал, куда братья прячут награбленное, даже самые близкие их соратники. Лавру тогда исполнился двадцать один год, Петру было на два года меньше.

Лавра и Петра отпустили в надежде проследить за ними, но братья оказались хитрее и быстро ушли от слежки. К тому времени их банда уже давно распалась. Они долго скрывались под чужими личинами, жили в отдаленном селе и даже умышленно не встречались, пока не настало условленное время. Лавру было тридцать три года, Петру – на два меньше.

Братья вернулись к схрону. По узкой кромке берега они пробрались к вечно темной стороне скалы и остановились у входа в грот. Лавр – у левой пещеры, Петр – у правой. И тут сзади раздался голос. Старец в когда-то белой длиннополой одежде и с когда-то белой бородой стоял позади и набивал трубку.
– Там давно ничего нет. – Сказал им старец.
Братья, уверенные в том, что это именно старец нашел их богатство, схватили его и связали.
Они жили в правой пещере, старика держали в левой. Они пытали его днями напролёт, пока тот наконец не умер. Лавру тогда было сорок лет, Петру же – на два меньше.

Лавр и Петр ушли в разные стороны. Лавр – налево, Петр – направо. Перед уходом они тщательно обыскали пещеры и нашли там несколько монет, что обронили похитители. Лавру досталось пятнадцать, Петру – на две меньше.

Если посмотреть с другого берега реки, то на противоположной стороне, на вечно темной скале, у самой воды, горят два костра. Один – в левой пещере, другой – в правой. Костер в правой пещере иногда меркнет, будто скала подмигивает правым глазом. Кажется, будто кто-то прохаживается перед костром. Если поговорить со стариком, что там живет, он вам много чего расскажет. Вряд ли многое из его историй будет правдой. Например, что по воде в сумерках ходит белый старец и курит трубку, от того и туман на реке. А если спросить его, зачем он палит два костра, он ответит, что в соседней, в правой, живет его брат, с которым у них два года разницы. Но если туда зайти, никого там не встретишь.

Микалоюс Константинас Чюрлёнис, "Покой"
Микалоюс Константинас Чюрлёнис, «Покой»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *